Заглавный пост.

Всех приветствую на своей странице. Добрым людям доброго времени суток, не очень добрым - ... зато весёлого.)))

В этом блоге будет политическая аналитика, спорт, теория и методика боевых искусств (а также их история), самая что ни на есть передовая академическая наука, плюс паранаука и околонаука, немного гуманитарщины в хорошем смысле слова (философия, психиатрия) и юмора - в разных смыслах, т. е. практически всё, что интересует в этой жизни людей, которых вообще что-то по жизни интересует. Меня вот, например, интересует всё, что интересно.)

По жизни придерживаюсь позиций ревизионизма: ищи во всём истину и утверждай её, даже если кому-то с этого припекает. Доверяй только личному опыту, даже если кто-то с регалиями утверждает тебе обратное. Разумеется, сам постараюсь максимально взвешивать и пояснять своё мнение. И про бритвочку Оккама не забывать.

Поэтому и "четвёртый путь".

Запад, атлантизм - это первый путь. Восток - второй. Третий - это особый путь, непонятныйтупымпиндосам никому не понятный, именуемый азиопствоевразийство, ... а пятый путь - это пятая колонна.) А я из четвёртой.)))

По всем вопросам связь быстрее всего держать через ВК
http://vk.com/id9353021

"Самбо и дзюдо." Склизков В.А. Часть 8.

Но, вернемся к Ощепкову. И так, Ощепков хорошо зная сильные и слабые стороны дзюдо начал создавать свою систему, развитие которой происходило самостоятельно, при отсутствии каких-либо непосредственных контактов с зарубежными школами дзюдо, и канонической японской, что оказалось особенно важно. Таким образом, его ничто не связывало, ничто ему не мешало, он был совершенно свободен в своей творческой деятельности.

Прежде всего, Ощепков отказался от философско-мистической основы дзюдо, густо замешанной на дзен-буддизме. Восточная мистика вообще-то чужда исторически сложившейся европейской культуре. Отброшен был и ритуал с поклонами. Если у японцев они являются традиционным приветствием, то у нас воспринимались как проявление нарочито, утрированное и даже унизительное. Татами было заменено мягким борцовским ковром. Вместо свободных, как балахоны, японских кимоно были введены приталенные, более узкие куртки. Отказались и от дзюдоистских панталон, заменив их спортивными трусами. Боролись не босиком, как японцы, а в борцовках - специальных борцовских легких ботинках.

На первый взгляд может показаться, что изменения не значительные, но было вовсе не так. Все это неизбежно влекло за собой появление определенных особенностей техники, естественно отличных от классического дзюдо. Например, наличие мягкого ковра не только смягчало падение борцов, уменьшая травмы, но и способствовало успешному развитию техники борьбы лежа. Сами японцы в последствии отмечали, что этот раздел техники в самбо более совершенен, чем в дзюдо. И специально изучали нашу борьбу, чтобы обогатить свой арсенал приемов.

Уже отмечалось, что во времена Ощепкова практически отсутствовала методика преподавания дзюдо, и что японские специалисты отрицали необходимость общеразвивающих физических упражнений. А ведь, насущная важность научно-обоснованной методики преподавания любой спортивной дисциплины и незаменимая роль общеразвивающих упражнений настолько очевидны, что нет смысла доказывать эти простые истины. Вот что писал Василий Сергеевич: "…наша задача состоит в том, чтобы поднять дело изучения дзюдо, особенно с методической и гигиенической стороны на значительно более высокую ступень, чем это достигнуто, например немцами, у которых эта система в последние годы вылилась в форму массового вида спорта.… В методическом отношении по изучению дзюдо мы расходимся не только с немцами, но и с институтом Кодокан… Что касается института Кодокан, то он до сего времени не удосужился разработать отдел подготовительных упражнений общеразвивающего характера… возможность равномерного развития организма без специальных упражнений достигнута быть не может". Ощепков вводит и широко использует в тренировочной практике упражнения общеразвивающего характера. Был также введен строгий врачебный контроль за состоянием здоровья занимающихся.

Существенные изменения вносились также в правила соревнований, они приблизились к правилам других, уже практиковавшихся у нас международных спортивных единоборств. Было упорядочено судейство, введено обязательное рукопожатие до и после схватки. Борцы разделялись на весовые категории, которые в зарубежном дзюдо отсутствовали еще несколько десятилетий, и были введены под влиянием "самбо". Вводилась русская терминология, в том числе такая, которой у Спиридонова еще не было.

Обогащение и совершенствование техники самыми различными путями было одной из основных задач Василия Сергеевича. Во-первых, он ввел болевые приемы на ноги, которые в дзюдо не использовались. Кроме того, использовался опыт большой тренировочно-состязательной практики многочисленных ощеповских учеников, и, конечно, самого Василия Сергеевича. Он разрабатывал новые приемы и их варианты. Так, он ввел новый прием, при борьбе лежа - "дожим стопы", который теперь стали называть "ущемление ахиллесова сухожилия". Кроме того, он ввел целый ряд бросков с захватом ног руками, чего нет в дзюдо.

Ощепков проанализировал все существовавшие тогда международные спортивные единоборства, китайское ушу и целый ряд национальных видов борьбы, с точки зрения применимости их техники в боевой схватке. В орбите его пристального внимания оказались не только удары ушу, английского и французского бокса, но еще приемы "финско-французской", а также целого ряда иных видов борьбы, которые Василий Сергеевич именовал "вольной", вольно-американской, русско-швейцарской, кавказской и персидской.

Все эти изыскания были закреплены в правилах соревнований, разработанных в 1933 году Ощепковым, его учеником А. Н. Рубальчиком и несколькими спортивными специалистами. В качестве разрешенных там указывались не только японские, но и приемы финско-французской и вольно-американской борьбы в партере, а в стойке, помимо бросков, из этих двух видов спортивных единоборств еще из швейцарской и кавказской.

Работы Спиридонова и Ощепкова, также как и работы многих других русских специалистов создали фундамент, на котором было построено самбо. Основателем же единоборства, которое мы сейчас называем самбо, является А. А. Харлампиев. Спиридонов В. А. и тем более Ощепков В. С. самбо не создавали, каждый из них создавал свою собственную систему. Если Спиридонова В. А. еще можно было бы отнести к основателям самбо, т. к. он разработал многие принципы, на основе которых было построено самбо, то Ощепков В. С. всю жизнь оставался дзюдоистом и создавал свою систему на принципах дзюдо. Он был категорически против самой идеи создания своего отечественного вида борьбы.

В чем заслуга Харлампиева А. А.? Он раскрыл законы, которые позволили, собранную к тому времени, огромную, более 5000, кучу приемов превратить в очень стройную систему. Харламтиев А. А. открыл механизм, некий алгоритм, позволивший невероятное разнообразие систем единоборств свести к чему-то единому, цельному, осмысленному и главное качественно новому, что привело к появлению некого нового и на этот раз воистину универсального вида - самбо.

А теперь рассмотрим вопрос: почему японцы взялись за модернизацию, а точнее создание нового современного дзюдо и как они это делали?

С конца 50-х годов самбо выступило на международной арене, как конкурент дзюдо. В 1957 году борясь с венгерскими дзюдоистами, наши борцы в двух товарищеских встречах одерживают убедительную победу с общим счетом 47:1. Через два года самбисты повторили свой успех, уже во встречах с дзюдоистами ГДР. Состязания проходили по компромиссным правилам в различных вариантах. В некоторых случаях обе стороны отказывались от приемов, запрещенных в одном из видов борьбы (самбисты - от болевых на ноги, дзюдоисты - от удушений), в других ситуациях эти приемы допускались, но дзюдоистам так и не удалось добиться успеха. В преддверии олимпийских игр в Токио, наши самбисты, борясь по правилам дзюдо, разгромили сборную Чехословакии, потом победили чемпионов Европы по дзюдо, сборную Франции. Разволновавшиеся японцы привезли в Москву членов сборной олимпийской команды Японии по дзюдо. С большим трудом эти обладатели высоких данов сумели получить командную победу над нашими новобранцами. Было очень показательно, что право выступать на олимпийском татами предоставлялось только тем японским спортсменам, которым в московском матче удалось выйти победителями.

Ежегодник Федерации дзюдо США опубликовал статью, 5-го дана дзюдо Дона Дрегера с многозначительным заголовком: "Самбо - угроза, нависшая над дзюдо". Дрегер писал так: "Дзюдо - пройденный этап для самбистов. Они очень быстро и просто освоили дзюдо. Я не хочу на этом подробно останавливаться, но вы должны знать, что самбисты после 4-6 месяцев подготовки могли успешно бороться с обладателями 4-го дана (заметьте, что при этом они были ограничены непривычными для них правилами дзюдо)...

Самбо - это вызов дзюдо. До сих пор дзюдо "воображало" о себе слишком много. Окружившись баррикадами японских традиций оно чувствовало себя в безопасности.

Теперь в этом узком спортивном мире появилась новая форма борьбы, такая как советское самбо, которое открывает неожиданный факт: дзюдо не совершенно, оно имеет множество болезней и с точки зрения современного отношения к спортивным соревнованиям требует внимательного исследования и изучения".

Осознав силу самбо и слабость дзюдо, японцы взялись за дело. Они организовали обмен тренерами и спортсменами. Кодокан попросил выслать учебный фильм и соответствующую литературу по технике самбо. Японцы стали одними из первых, кто перевел на свой язык, вышедшую в 1949 году книгу Харлампиева "Борьба самбо". Япония стала третьей страной в мире после Болгарии и Монголии, создавшей у себя федерацию борьбы самбо. Процесс использования самбо для улучшения дзюдо пошел полным ходом. Этот процесс идет до сих пор, дзюдоисты всего мира все чаще используют технику самбо, для достижения победы в соревнованиях по дзюдо.

Под влиянием самбо в дзюдо были введены весовые категории, а это уже показатель коренного изменения самой идеологии дзюдо. Эта смена идеологии и привела к появлению современного дзюдо так похожего на наше самбо.

Оригинал. http://www.buza.ru/text.php?cat_id=3&text_id=7&page=8

"Самбо и дзюдо." Склизков В.А. Часть 7.

Успех школы Кодокан был настолько велик, особенно после публикации романа по материалам из жизни Сиро Сайго, что привлек внимание инос-транцев. К 1905 г. вышло несколько книг на английском языке, посвященных системе "Дзю-Дзюцу" м-ра Кано, как она еще называлась. Официальной линией Кодокана было утверждение неэффективности старых стилей Дзю-Дзюцу по сравнению с новым методом Кано. Публично утверждалось, что "Японцы, изучавшие старые и сейчас бесполезные системы, обнаружили, что они вынуждены забыть свои полученные трудом знания и начать изучать все сначала по более научной системе Кано. Обладатель Первого Дана по старым школам оказывается беспомощным перед прилежным рядовым учеником Кано" (цитировано по "Полному курсу Кано Дзю-Дзюцу", авторы Ганкок и Хигаси, опубликованному изда-тельством G.P. Puthan and Sons в 1905 г. Переиздана и сейчас может быть приобретена в Dover Public Inc., Нью-Йорк.) Конечно, не говорилось, что этому представителю старой школы должно быть запрещено использование оружия и применение ряда наиболее эффективных приемов - таких, как удары руками и ногами, замки кисти и воздействие на болевые точки. Но даже в таком случае результат соревнования было бы несложно предсказать.

Если стиль профессора Кано был столь совершенным, зачем же он тогда использовал одного из наиболее талантливых мастеров Дайто-Рю Айки-Дзюцу того времени для укрепления престижа своей школы? Кано знал, что большинство старых школ Дзю-Дзюцу не нарушит традиции и не начнет свободно учить своим системам первого встречного, поэтому он мог уверенно и спокойно бросать им вызов, зная, что лишь немногие его примут, а тем, кто решится, придется столкнуться с техникой Дайто-Рю в исполнении Сиро Сайго.

Во всяком случае, многие из так называемых "Ко-Рю" - старых школ Дзю-Дзюцу были вовсе не старыми, а включали группы тех, кто перенял искуство после исчезновения класса самураев несколько десятилетий назад. Хотя многих из них учили самураи, старавшиеся выжить в трудное время эпохи Реставрации Мэйдзи, в основном они были дилетантами, не имевшими опыта поединков и работы с оружием.

Все же было бы ошибкой слишком критически относиться к профессору Кано, поскольку он достиг больших успехов в области образования и, несмотря ни на что, добился признания своей унифицированной и высокоорганизованной школы Дзюдо как основы стандартной системы подготовки японской полиции и армии. В то время Дзюдо включало небольшое число приемов, которые были малоэффективны в единоборстве, то есть могли эффективно применятся только если нападающий был безоружен, неподготовлен и одет так, чтобы "Дзюдока" мог захватить его за одежду для выполнения приемов Дзюдо. Возможность эффективного использования этой техники против вооруженного и хорошо подготовленного самурая была невелика.

Случилось так, что Сиро Сайго оставил ряды школы Кодокан и переехал в Южную Японию, где работал репортером. (Он получил Девятый Дан "Хан-си" по Кюдо, японскому виду стрельбы из лука, и умер 23 декабря 1922 г. в возрасте 57 лет). Одним из объяснений может быть то, что давление, оказываемое нуждающимися в его услугах школами Кодокан и Дайто-Рю, было настолько велико, что он решил уйти из них обеих. Другое же, более вероятное объяснение связано с фактом столкновения Сиро и еще нескольких мастеров Дзю-Дзюцу с борцами Сумо во время отъезда Кано в Европу, когда Сиро выполнял его обязанности. Для наведения порядка и восстановления мира была вызвана полиция.

К сожалению, несколько храбрых полицейских офицеров, пробовавших вступить в переговоры, были сброшены группой Сиро Сайго в реку Сумида. Поскольку профессор Кано был главой полицейской школы Дзюдо, это могло иметь самые серьезные последствия, и поэтому, чтобы избежать их, а возможно, и избавить профессора Кано от неприятностей, Сайго временно покинул его.

С отъездом Сиро Сайго из Кодокана оборвалась связь этой школы с истинно боевыми искусствами. С этого времени Дзюдо в основном утратило свою жизненность. В последующие годы Дзюдо все больше и больше превращалось в спорт, хотя его основатель никогда к этому не стремился, а "жесткое" Дзю-до сохранилось только в армии и полиции. Вторая мировая война знаменует его превращение из полуэффективного метода борьбы (формы Будо) просто в спорт, практически неэффективный в реальном поединке, в котором для победы решающими факторами стали грубая сила и хитрости в пределах правил соревнований."

Оригинал. http://www.buza.ru/text.php?cat_id=3&text_id=7&page=7

"Самбо и дзюдо." Склизков В.А. Часть 6.

Все трое учителей Кано были очень старыми и занятия у каждого из них прекращались в связи со смертью. Система Тэнсин-Син-е-рю использовалась в основном Асигару - нижними чинами пехоты феодальных времен и Тюген - кем-то вроде слуг при самураях. Соответственно она зависела от силы бедер и мощности корпуса в большей степени, чем от опыта и точности движений, в отличие от систем использовавшихся самураями. Современное дзюдо явно демонстрирует и в действительности придает излишнее значение этому преобладанию грубой силы. На основе этих старых стилей Дзигоро Кано разработал свою собственную систему борьбы без оружия, которую назвал "дзюдо". Кано уделял большое внимание роли своей системы в образовании и формировании характера. Его, однако, мало волновало то, что у его стиля было много ограничений.

Хочу несколько отступить от темы и пояснить, почему я употребляю два термина дзю-дзюцу и джиу-джитсу. Под дзю-дзюцу я подразумеваю традиционные японские воинские системы, а под джиу-джитсу чрезвычайно урезанный вариант дзю-дзюцу, который был вывезен на запад.

В июне 1882 года у Кано появился первый ученик. Свое додзе, открытое при храме Эйсе в Токио, Кано назвал Кадокан. В августе того же года у него было уже шесть учеников, и в это время появился седьмой - знаменитый Сиро Сидо (он же Сиро Сайго, он же Сансиро Сугата).

Новшества Кано были крайне враждебно встречены "старой гвардией" - руководителями многочисленных школ дзю-дзюцу. Они публично обвиняли Кано в отсутствии должного мастерства, называли его книжным червем, отбивающим учеников у подлинных мастеров воинских искусств. Особенно рьяно ополчилась на Кодокан школа Рен Синто-рю во главе с Тоцука Хикоскэ. Дело в том, что мастера этой школы обучали служащих токийской полиции, и, обоснованно, боялись потерять работу.

Трудно сказать, чем могло бы все кончиться, если бы у Кано не появился человек, ставший "добрым гением" дзюдо, пятнадцатилетний Сиро Сайго (1868-1922). Его в возрасте 9 лет взял на воспитание выдающийся мастер боевых искусств Тономо Чикамаса Сайго, глава клана Айдзу школы айки-дзюцу Дайто-рю (стиль Осикиучи). У Тонома Сайго не было сына, поэтому он надеялся вырастить из этого мальчика своего приемника, продолжателя традиций школы. Он даже дал ему свою фамилию. Под руководством мастера Тономо, юный Сиро освоил ряд приемов, которые впоследствии принесли ему и Кодокану всеобщее признание.

Далее я приведу в сокращенном виде отрывок, посвященный Сиро Сайго, из книги Тосисиро Обата "Айки-дзюцу самураев".

"В 14 лет Сиро отправился в Токио, надеясь стать солдатом, но получил отказ, потому что его вес был меньше минимально необходимого. Поэтому он вновь сосредоточился на тренировках по дзю-дзюцу и быстро создал себе высокую репутацию, которая привлекла внимание Дзигоро Кано. В Сиро Сайго он нашел идеального бойца, для победы над врагами и конкурентами.

У Сиро Сайго, который занимался Дайто-Рю Айки-Дзюцу с Таномо Сайго, одним из наиболее выдающихся Японских мастеров, были природные способности, огромная сила и жажда знаний. К 21 году он получил Пятый Дан - высшую степень, присваивавшуюся в школе Кодокан. В борьбе против других школ Дзю-Дзюцу он побеждал противников с помощью броска из школы Дайто-Рю, называемого Яма-Араси или "Горный вихрь", который стали отождествлять с его именем. Больше никто из его поколения не мог овладеть этой техникой, сочетающей бросок и замок кисти, и она была настолько сильной, что большинство противников некоторое время после броска не могло встать на ноги.

Дзигоро Кано весьма умно, хотя и не вполне честно, использовал мастера техники Дайто-Рю, чтобы доказать превосходство своей собственной системы Дзюдо. Большинство приемов, с помощью которых Сайго побеждал своих противников, не изучались в школе Кано. Фактически большинство замков кисти, ударов руками и ногами и подсечек не вошли в новое искусство, поскольку считалось, что они слишком опасны и могут вызвать травмы у занимающихся в новой школе Дзюдо. К 1905 г. система Кодокан включала около 150 так называемых "приемов", в то время как в Дайто-Рю число видов техники (или Вадза) превышало 2000. Кроме того, в школе Кодокан были введены правила сорев-нований, которые хотя и уменьшили число травм, но ускорили деградацию Дзюдо от уровня боевого искусства (Бу-Дзюцу) к системе изучения боевого ис-кусства (Будо), и далее, наконец, до уровня спорта и спектакля на публику.

"Самбо и дзюдо." Склизков В.А. Часть 5.

Для сравнения в самбо 30-х годов было более 5000 приемов. Кроме захвата за рукав и разноименный отворот, в самбо использовались захваты за рукав и одноименный отворот, рукав и одежду на спине, рукав и пояс, за два рукава и т. д. Дзюдо становилось бесполезным, когда на противнике не было соответствующей одежды, за которую дзюдоист мог бы выполнить свой привычный захват. В этой ситуации самбист имел возможность сделать броски с захватом руки и обхватом шеи, с захватом руки на плечо или под него, с захватом руки и туловища и т. д., а также различные приемы с захватом ног руками, которых нет в классическом дзюдо. В дзюдо отсутствовала классификация приемов, был просто набор, различных, не связанных между собой, техник. Во времена Ощепкова методика преподавания дзюдо у японцев, не говоря уже об их иностранных последователях, была разработана крайне слабо, практически отсутствовала. Обучали "на глазок", каждый в меру своего опыта и способностей. Точно также японские специалисты отрицали необходимость общеразвивающих физических упражнений и попросту игнорировали их.

В дзюдо отсутствовала комбинаторика, т. е. умение переходить с одного приема на другой. Там действовал спекулятивный принцип, заимствованный из дзю-дзюцу "каждый прием и при любых условиях удается".

Дзюдо было чисто спортивным единоборством, использующим исключительно борцовскую технику, до начала 20-х годов, когда в программу подготовки дзюдоистов Кано ввел раздел самозащиты (госин-дзюцу). Важнейшую часть госюн-дзюцу составили удары руками и ногами (атэ-вадза), заимствованные из каратэ в упрощенном варианте, особенно это касается техники ног. Однако ввиду, исторически сложившейся конкуренции между дзюдо и карате никто из основоположников дзюдо факта подобного заимствования не признает. И, тем не менее, если разобраться с комплексом атэ-вадза, без труда устанавливается его прямое родство с карате. Правда, все приемы здесь носят другие названия. Кроме ударов руками и ногами в комплекс самообороны входило овладение тремя видами оружия: ножом, палкой и пистолетом. На каждый из перечисленных видов оружия полагалось разучить по три довольно элементарных приема. Допускались также упражнения с большим мечом. Ныне раздел работы с оружием в дзюдо практически забыт, так как после 1945 года он больше не изучался, ни в школе, ни в полиции, ни в силах самообороны, как называют японскую армию.

Возникает вопрос, если дзюдо было столь слабо развитой системой, то почему оно привлекло к себе внимание на западе, т. е. в Европе и Америке еще в 20-30 годы? Ответ очень прост: "на без рыбье, и рак рыба". На западе не было никакой своей борьбы в одежде, и дзюдо заняло свободное место. Несмотря на то, что джиу-джитсу появилось на западе раньше, чем дзюдо, оно не могло составить ему конкуренцию, т. к. являлось чисто боевой системой, применяемой узким кругом специалистов, в основном только полицией. Дзюдо же, было спортивным единоборством, по которому проводились соревнования, что, вызывало дополнительный интерес публики. Кроме того, во многих странах дзюдо получило государственную поддержку, и было включено в программу физического воспитания и тренировки в школе, полиции, армии. Собственно говоря, дзюдо и было создано для решения задач физического и духовного воспитания, прикладные, чисто практические вопросы в дзюдо всегда были на заднем плане.

Если с западом как-то еще все более или менее понятно, то возникает второй вопрос: почему в Японии, где существовали десятки школ дзю-дзюцу с богатым техническим арсеналом и древними традициями, дзюдо стало самым популярным видом единоборств, получившим государственную поддержку? Обратимся к истории дзюдо.

Дзюдо было создано в 1882-1887 годах японским педагогом Дзигоро Кано (1860-1938). До поступления в токийский университет в 1877 году Кано занимался гимнастикой, греблей и бейсболом. С семнадцатилетнего возраста, став студентом, Кано начал изучать дзю-дзюцу. В 1877-1879 годах он учился у мастера Фукуда Хатиноскэ из школы Тэнсин-Син-е-рю, в 1879-1881 годах у мастера Исо Масатомо той же школы, в 1881-1882 годах у мастера Икубо Цунэтоси из школы Кито-рю.

Оригинал. http://www.buza.ru/text.php?cat_id=3&text_id=7&page=5

"Самбо и дзюдо." Склизков В.А. Часть 4.

Система Спиридонова с самого начала имела закрытый характер, т. к. была предназначена для сотрудников НКВД (милиции, органов госбезопасности, пограничных и конвойных войск). Это обстоятельство отнюдь не способствовало ее популяризации. Родившееся на ее основе боевое самбо также до последнего времени не являлось доступным для любого и каждого. Справедливости ради необходимо сказать, что Спиридонов вовсе не являлся единственным специалистом в области самозащиты в НКВД. Неплохую книгу по самообороне для милиции создал спортивный работник, боксер Иван Солоневич. Очень интересную систему создал цирковой велоэквилибрист, дореволюционный чемпион Москвы по боксу, изучавший этот вид спорта за границей Н. Н. Ознобишин.

Нилом Ознобишиным было впервые введено понятие о боевых тактических дистанциях рукопашного боя. На этой основе им была разработана схема применения средств ближнего боя в зависимости от расстояния до противника, что позволило свести в единую систему приемы из совершенно разных видов единоборств, таких как французский бокс, английский бокс, вольная борьба, джиу-джитсу.

Ознобишин выделил шесть дистанций рукопашного боя, которым поставил в соответствие шесть способов индивидуальной самозащиты. Первая боевая дистанция 4-5 шагов - сфера действий револьвера, 3-4 шага - сфера действия трости. Вторая боевая дистанция 2-3 шага - сфера действия ударов ног. Третья боевая дистанция 1-2 шага - сфера действия кулачных ударов. Четвертая боевая дистанция - бой вплотную в стойке без обхвата, применяются удары головой, локтями, коленями, предплечьем и т. д. Пятая боевая дистанция - бой вплотную с обхватом, используются приемы борьбы. Шестая боевая дистанция - бой, лежа на земле, "на противнике" или "под противником". Схему средств ближнего боя, в зависимости от расстояния до противника, полностью у Ознобишина, позаимствовал Ощепков, создатель второй системы ставшей основой самбо, а точнее сказать основой спортивного самбо.

Ощепков Виктор Сергеевич (1892-1937) в 1911-1914 годах прошел курс обучения дзюдо в Кадокане у Дзигоро Кано и получил высокую мастерскую степень - второй дан. В 1922-1925 годах Ощепков находился в Китае (в Манчжурии) где познакомился с некоторыми стилями ушу, а по возвращении в Россию, во Владивостоке он в течение нескольких лет работал в спортивном кружке вместе с Азанчевским, специалистом, еще до революции получившим образование в знаменитой Жуанвильской военно-спортивно-гимнастической школе. Большой знаток не только английского, но и французского бокса - савата, в котором удары наносятся как кулаками, так и ногами, Азанчевский выступал даже на французском профессиональном ринге. Во Владивостоке он преподавал и бокс, и сават.

С лета 1919 года по сентябрь 1937 (он был убит в тюрьме через 10 дней после ареста, как "враг народа") Ощепков жил в Москве, часто выезжал в Ленинград. В этих городах он внедрял дзюдо среди командного состава армии, а также среди студентов центрального института физкультуры и профессиональных спортивных работников. В отличие от Спиридонова, не допускавшего изучения своей системы людьми, не состоявшими на службе в НКВД, Ощепков стремился познакомить с дзюдо как можно больший круг лиц. То, чему обучал Ощепков, он называл "борьбой вольного стиля" или "борьбой в одежде дзиу-до". Классическое дзюдо Ощепков преподавал только по началу, после возвращения из Японии в 1914 году. Вскоре он начал создавать собственную систему, сконструированную, как он говорил, по канонам дзюдо. Почему Ощепков отошел от классического дзюдо и начал создавать собственную систему? Чтобы это понять, надо знать, что собой представляло дзюдо начала ХХ века.

Дзюдо времен Ощепкова похоже на современное дзюдо так же, как фигурное катание или спортивная гимнастика начала ХХ века похожи на их современные варианты. Дзюдо первой половины ХХ века - это слабо развитое спортивное единоборство. Классическое дзюдо, то есть такое, каким оно было создано его основателем Дзигоро Кано и каким оно было до середины ХХ века, имело очень ограниченный технический арсенал, около 150 приемов. Практически все броски классического дзюдо выполнялись с одного единственного захвата противника - это захват за рукав и разноименный отворот кимоно.

Оригинал. http://www.buza.ru/text.php?cat_id=3&text_id=7&page=4

"Самбо и дзюдо." Склизков В.А. Часть 3.

Большим успехом Спиридонова было создание методики преподавания самозащиты, которая в то время в зарубежных системах, включая японские, отсутствовала. Он разработал методику "фазисной", т. е. поэтапной тренировки. На ее первом этапе обучающийся, познакомившись с движениями приема, как бы имитировал прием на несопротивляющемся партнере. По мере освоения переходили к следующим "фазисам" тренировки, при которых сопротивление постепенно не только увеличивалось, но и партнер мог ответить контрприемом. Заключительным этапом являлась вольная схватка.

Может показаться, что поэтапный метод тренировки вещь настолько естественная и само собой разумеющаяся, что было бы странно, чтобы до Спиридонова он не существовал. На самом деле поэтапный метод не такая уж само собой разумеющаяся вещь. По своему многолетнему тренерскому опыту скажу, что учеников буквально приходится заставлять проходить поэтапную отработку приема. Большинство занимающихся стремится как можно быстрее перейти к боевой манере исполнения приема, не имея при этом достаточной наработки, а как только прием немного начинает получаться, так сразу стремятся устроить спарринг. Поэтапность в освоении техники организует именно тренер, сама собой она не возникает. В начале века, во времена Спиридонова, в джиу-джитсу и дзюдо не было поэтапной тренировки. Была отработка приемов, причем каждый отрабатывал их как "бог на душу положит" и вольная борьба. Да и сейчас восточные единоборства не отличаются приверженностью к поэтапной методике тренировки. Зайдите в любую секцию карате-до, и вы увидите, что в большинстве случаев вся тренировка сводится к двум вещам: это отработка техники в воздухе, включая ката, и спарринг, иногда можно увидеть отработку приемов в паре, мало чем отличающуюся от спарринга.

Спиридонов ввел широкую спортивную основу при тренировке навыков самозащиты. Он широко применял не только специальные, но и обще развивающие упражнения, различные легкоатлетические дисциплины, гимнастику, плавание. В джиу-джитсу и дзюдо того времени вся тренировка сводилась исключительно к отработке приемов, ни каких гимнастических, силовых, обще развивающих упражнений не применялось.

В результате многолетнего труда Спиридонова на свет появилась оригинальная система самозащиты. Ее Виктор Афанасьевич поначалу именовал просто "самозащита". Впоследствии, отдавая дань модным тогда сокращениям, назвал систему "сам". Но вероятно это название было не самым удачным. В среде Спиридоновских учеников рождаются новые варианты: "самоз", и, наконец, пришедшая на смену всем остальным аббревиатура "самбо" по первым элементам названия: самозащита без оружия.

В работе Виктор Афанасьевич ставил перед собой только чисто практическую цель - создание эффективной системы самозащиты. Случилось, однако, так, что именно эта система стала первым этапом существования в нашей стране нового прикладного вида борьбы в одежде, в котором разрешалось применение не только бросков, но и болевых приемов того вида, какой стал прообразом борьбы самбо. Дело в том, что полученные на занятиях боевые навыки лучше всего закреплялись и совершенствовались в вольной схватке. "Состязание является как бы высшей степенью тренировки и последним этапом совершенствования бойца при изучении самозащиты" - таково было мнение Виктора Афанасиевича. И его ученики выходили на ковер в курточках, борцовских ботинках, а чаще просто в гимнастерках и носках, и проводили учебные схватки. Постепенно стали организовываться спортивные соревнования, и даже первенства по специально разработанным Спиридоновым правилам. Борцы разделялись сначала на семь, а затем на восемь весовых групп, а проведение болевых приемов допускалось не только, как теперь в борьбе лежа, но также и в стойке. Кроме того, использовались различные удушающие захваты. Однако соревнования не являлись самоцелью, соревнования имели ограниченное значение, они являлись только одной из форм тренинга. Свою, чисто прикладную борьбу в одежде, Спиридонов культивировал как ведомственный, закрытый для посторонних вид спорта. В феврале двадцать девятого года впервые был проведен чемпионат московского "Динамо" по новому виду борьбы. В афишах в рекламных целях писали: "по джиу-джитсу", т.к. о новом виде борьбы еще очень мало кто знал. Затем были проведены и другие соревнования, тоже закрытые.

Оригинал. http://www.buza.ru/text.php?cat_id=3&text_id=7&page=3

"Самбо и дзюдо." Склизков В.А. Часть 2.

Самбо родилось на фундаменте, который заложили многие русские специалисты, работавшие в 20-30 годы ХХ века. Наиболее известными из них являются Спиридонов и Ощепков.

Спиридонов Виктор Афанасьевич бывший штабс-капитан русской армии, прошедший две войны русско-японскую и первую мировую. При создании своей системы Спиридонов В. А. встал на тот путь, по которому пошло развитие всего современного искусства защиты и нападения без оружия: он начал создание новой "синтетической" системы составленной из лучших приемов уже существующих систем. Он писал: "Искусство самозащиты помогает одержать победу всеми имеющимися средствами, поэтому при самозащите нельзя придерживаться одной какой-либо системы, никогда не охватывающей всех многочисленных и многообразных положений при жизненных столкновениях, а необходимо использовать и все полезное и из других систем, раз это ведет к победе". Спиридонов В. А. при создании своей системы активно использует джиу-джитсу. Вводит в нее лучшие приемы, заимствованные из вольной и классической (греко-римской) борьбы, в том числе и запрещенные. Берет на вооружение удары из английского и французского бокса, а также самобытные, рожденные бытовой и боевой практикой, т. е. которые издавна использовались бывшими милиционерами и даже те, что создал многочисленный в те годы преступный мир. С первых же шагов в своей работе Спиридонов постарался навести порядок в классификации и терминологии неорганизованного "хозяйства" джиу-ждитсу. Даже в современном дзюдо, которое более тщательно отработано, чем джиу-джитсу, система классификации приемов оставляет желать много лучшего. В руководствах по джиу-джитсу того времени приемы располагались совершенно произвольно.

Спиридонов с военной четкостью классифицировал весь тот хаос приемов, который "профессора" джиу-джитсу преподносили своим ученикам. Виктор Афанасьевич логично и четко подразделил все боевые приемы на группы, в зависимости от того, в каком направлении выполняется прием. Чрезмерное сгибание сустава в направлении естественного сгиба - дожимы, против сгиба - рычаги, выкручивание сустава - выверты. Кроме болевых приемов определил еще несколько групп: выведение из равновесия, т. е. броски; удары - кулаком, открытой рукой, локтями, коленями, стопами ног, головой, плечами, тазом; сжатия и нажатия, т. е. удушение и воздействие на болевые, чувствительные точки; а также комбинированные приемы, т. е. приемы одновременно использующие действия из нескольких ранее названных групп.

В строгом соответствии с этой классификацией им были введены русские названия всех приемов, полностью вытеснившие сложную, неудобную и совершенно бессмысленную в русском языке японскую терминологию. В отличие от джиу-джитсу и дзюдо того времени, где господствовала спекулятивная аксиома "каждый прием при любых условиях удается", Виктор Афанасьевич разрабатывал способы мгновенных переходов от неудавшегося к следующему приему. Принцип переходов с приема на прием является ведущим во всей системе "самбо".

Другой принцип, который Спиридонов заложил в "самбо" - это работа не по приемам, а по "принципу". Если в джиу-джитсу и дзюдо все преподаватели требовали только строго определенных движений при исполнении приема, то Виктор Афанасьевич, обучив приему, непременно указывал, что ученик сможет его использовать и при других захватах, позах и взаимоположении с противником. Главное исходить из основного принципа: в какой части тела и за счет какого воздействия причиняется противнику боль или повреждение. В то же время в джиу-джитсу и дзюдо на каждый случай нападения использовался свой прием, в результате борьба строилась на применении большого количества готовых рецептов (приемов). Такой подход усложняет и сильно затягивает процесс подготовки бойца, т. к. обучающемуся приходится выучивать большое количество приемов. А также во время боя создает проблему выбора, т. е. в каждой ситуации боец должен вспоминать подходящий для нее прием, а это требует времени, которое противник может и не дать.

Оригинал. http://www.buza.ru/text.php?cat_id=3&text_id=7&page=2

"Самбо и дзюдо." Склизков В.А. Часть 1.

В последние годы нередко приходится сталкиваться с утверждениями о том, что первоосновой самбо является дзюдо. У человека незнакомого с реальной историей этих единоборств такие утверждения, обычно, не вызывают сомнения. Действительно, если посмотреть соревнования по самбо и дзюдо, то можно увидеть что это очень похожие виды борьбы. Дзюдо было создано в 80-е года Х1Х века, официальной датой рождения самбо является 1938 год. Отсюда делается вывод, поскольку самбо и дзюдо похожи, а дзюдо старше самбо, то логично признать дзюдо первоосновой самбо. А это в корне не верно. Почему? Да потому, что на самом деле существует не одно, а два дзюдо: это классическое сотворенное Дзигоро Кано в ХIХ веке и современное, созданное японскими специалистами после второй мировой войны. Современное дзюдо, которое мы сейчас можем увидеть на соревнованиях, создавалось под влиянием и во многом по образу и подобию самбо, вот именно поэтому дзюдо так похоже на наше самбо. Самбо старше современного дзюдо минимум лет на 15.

В современном дзюдо от классического осталось, по большому счету, только атрибутика, а методика тренировок и способ ведения поединка строятся на принципах, позаимствованных из самбо. Приведу пример: в классическом дзюдо напрочь отсутствует само понятие борьбы, в том смысле, который мы сейчас вкладываем в это слово. Классическое дзюдо построено на понятии прием. Поединок в классическом дзюдо представляет собой попытки двух борцов проводить друг другу приемы. Прием возведен в культ, смыслом борьбы становится проведение приема и не просто проведение, а так как учили, в канонической форме. Никакого творчества, никакой индивидуальной техники, если у тебя не получается прием в том виде, как тебя учат, приспосабливать его под себя не смей, а иди и больше тренируйся. Приемы - это святое, это трогать нельзя. Поединок в классическом дзюдо выглядит следующим образом: во время борьбы в стойке дзюдоист, с помощью различных подготовительных действий стремится создать условия для проведения броска. Когда он считает, что такие условия созданы, то пытается его выполнить, если в этот момент противник оказывает сильное сопротивление, и прием произвести не удается, дзюдоист останавливает атаку и старается, как можно быстрее вернуться в исходное положение. Далее процесс повторялся с начала.

В самбо поединок строится совершенно по-другому. В самбо прием никогда не был самоцелью. В схватке самбист стремится получить преимущество над соперником любыми способами, бросок, только один из них. Если в момент проведения броска самбист сталкивается с сопротивлением, не позволяющим его выполнить, то он не останавливается, как классический дзюдоист, а тут же, без паузы, из вновь создавшегося положения, пытается выполнить любой другой, подходящий для данной ситуации, бросок. Т. е. идет мгновенный переход с приема на прием, непрерывная атака, непрерывная борьба. Принцип перехода с приема на прием является ведущим в самбо, этот принцип был позаимствован в современное дзюдо. Бороться и не просто тупо делать приемы дзюдоистов научили самбисты.

Вернемся к рассмотрению поединка в классическом дзюдо. Предположим, что дзюдоисту удалось выполнить бросок, далее он будет пытаться провести болевой или удушающий прием. Если это ему не удается, то дзюдоист уже не сможет сделать ничего, потому что в классическом дзюдо практически нет борьбы в партере. Борьба, а не возня в партере появилась только в современном дзюдо. Бороться в партере дзюдоисты учились у самбистов, и пока они этому не научились, они наших борцов в партере боялись как огня.

Дзюдоисты из самбо позаимствовали не только методику тренировок и способ ведения поединка, идет полным ходом заимствование техники. В дзюдо из самбо перекочевали броски с захватом ног руками, захваты на спине, за пояс. Броски-"мельницы", через голову подсадом голенью под бедро, обратные "мельницы", задние подножки на пятке и т. д. Ожидать, что японцы сделают признание о заимствованиях из самбо, не приходится. Можно говорить о том, что для дзюдо заимствования из других единоборств с умалчиванием об этом является традицией. В свое время Дзигоро Кано ввел в дзюдо раздел самообороны, позаимствовав для него технику из карате. Так об этом не просто умалчивается, этот факт еще и отрицается. Кстати сказать, что же такое создал Дзигоро Кано, если ему пришлось вводить в свою систему раздел самообороны, при этом позаимствовав чужую технику? Для ответа на этот вопрос, а также на вопросы как создавалось самбо, и что оно собой представляло, почему и как делали японцы заимствования из самбо, обратимся к истории этих видов борьбы. В качестве источника информации по истории самбо возьмем работы М. Н. Лукашова.

Оригинал. http://www.buza.ru/text.php?cat_id=3&text_id=7

Единоборство Востока и Запада в боевых единоборствах. Продолжение 2.

Самурайский дух – новый виток.
Во время Второй Мировой войны японские власти попытались реанимировать самурайский дух. Вылилось это в две совершенно фантастические по бесчеловечности и идиотизму программы.
Первая – летчики-камикадзе, которые на начиненном взрывчаткой самолете врезались в цель. На всякий случай самолеты были сконструированы так, что при взлете сбрасывали шасси и приземлиться уже не могли, а парашютов у камикадзе не было, чтобы у них не возник соблазн нарушить “долг самурая”.
Другая программа – приказ Императора о массовом самоубийстве японцев после капитуляции Японии. Приказ назывался “Нация разбивается как яшма” – этот камень, разбиваясь, рассыпается на мелкие кусочки. Офицеры, солдаты, гражданские служащие, полицейские, студенты вместе с членами семей должны были покончить жизнь самоубийством как самураи древности. К этим категориям населения разрешалось по желанию присоединиться и простым рабочим, крестьянам, предпринимателям. Целью всего этого кровавого бреда было показать победителям, что смерть для японцев не так страшна, как позор поражения. Император милостиво позволил самоубийцам самим избрать способ самоубийства, а не совершать традиционное харакири. Считалось, что после этого победители сильно зауважают японцев. Люди стрелялись, прыгали с высоких скал, топились в море. Погибли тысячи. Офицеры гнали солдат на самоубой подразделениями.
Но совершили самоубийство не все японцы. Остался жив сам император, отдавший этот варварский приказ, и члены его семьи, за редчайшим исключением не покончили самоубийством высшие офицеры, генералы, высшие госчиновники. Да и среди остальной части служилой братии самоубийцы были в абсолютном меньшинстве. Более того, отмечались случаи, когда те, кто не выполнил приказа Императора, подкладывали покончившим самоубийством свои визитные карточки. Видимо, хотелось и рыбку съесть и кой-куда не сесть.
На фоне всеобщего восхваления самурайского духа и самурайской доблести, которые, якобы, являются неотъемлемой частью японского национального характера, последнему моему заявлению могут не поверить. Но вот вам цитата из книги “БИТВЫ ИМПЕРИЙ. Россия и Япония: меч на весах” Василия Элинаровича Молодякова, ученого-япониста, доктора наук. Автор приводит слова Евгения Николаевича Аксенова, старейшины русской диаспоры Токио. Непосредственно после II Мировой войны Евгений Николаевич, свободно владевший японским и английским языками, работал врачом в американском госпитале, где содержались больные японские военные преступники. Вот его рассказ: “Я провел всю войну в Японии, куда приехал из Маньчжурии. Конечно, я был подвержен влиянию японской пропаганды и думал, что все японцы – по крайней мере, военные – это настоящие самураи, что в случае поражения они предпочтут сделать сэппуку или как-то по-иному расстанутся с жизнью. Только единицы так поступили. Большинство, не только министры, но и генералы, добровольно, никак не сопротивляясь, пошли в тюрьму Сугамо. Они каялись во всем, плакали по ночам. Я был поражен!” (стр. 348). Повторюсь, но замечу, что, уверен, и в древности большинство самураев поступало так же.
Теперь пришло время задать вопрос: так кто же они такие, самураи? Жестокие, но благородные герои и благодетели страны, как это утверждают наши и не только наши поборники японской экзотики? Или угнетатели собственного народа, столетиями лившие свою и чужую кровь, а в конце своей истории, вообще оседлавшие страну и задержавшие ее развитие почти на три века? Или, наконец, они сами стали жертвой социального эксперимента, поставленного в Японии самой историей – в начале и середине периода своего существования были кровавым и лишенным свободы воли инструментом власти даймё, а на последнем этапе, в эпоху Токугава, - невольно создали предпосылки гибели того общества, в котором они играли ведущую роль, уничтожили сами себя? И уж совершенным вурдалачеством в отношении собственного народа является опыт возрождения самурайского духа во время Второй Мировой войны. Я убежден, что, если непредвзято рассматривать реальную историю Японии, то те романтические лубочные картинки из жизни самураев, которыми нас пичкают, критики не выдержат.
Вот этому вот нас призывают подражать? Вот этому учить наших детей?
История нашего народа изобилует примерами, когда люди жертвовали жизнью во имя идеи, во имя Родины. Одними жертвами можно восхищаться, с другими соглашаться, третьи смотрятся чрезмерными. Возьмите секту скопцов – люди оскопляли себя, считая, что так очищаются перед Богом. А раскольники устраивали самосожжения целыми деревнями, вместе с детьми, лишь бы не отойти от старой веры, точнее от привычных для них форм исполнения церковных обрядов.
А вот эпизод Венденской битвы (1578г.) в ходе Ливонской войны 1558-1583гг. Не выдержав удара польско-шведской армии, большая часть русского войска отступила. Пушкари, не имевшие возможности отступить со своими орудиями, решили остаться на поле боя, их поддержали еще несколько отказавшихся отступить отрядов. Храбрецы отбивались от превосходящих сил противника, пока хватало боеприпасов. Расстреляв боезапас, пехота и конница прорвались сквозь вражеские ряды и, все же, были вынуждены отступить, а пушкари вновь не захотели бросать орудия. Не имея возможности защищаться, и не желая сдавать орудия и идти в плен, пушкари, несколько сотен человек, повесились на своих пушках.
Так что и наши люди жертвовали жизнью ради высоких идеалов. Но уж никак не из-за того, что господин тобой не доволен, не из-за того, что кому-либо захотелось твоим самоубийством что-то кому-то доказать и не потому, что из тебя решили сделать самонаводящийся снаряд.
Кстати, японцы в деле создания камикадзе не одиноки. Когда в фашистской Германии были созданы самолет-снаряд Фау-1 и ракета Фау-2, возникли трудности с их наведением на цель. И немедленно нашлись добровольцы из состава войск СС, готовые пилотировать это оружие на цель и погибнуть вместе с ним. От этого плана отказались потому, что человек не мог перенести перегрузок при старте.
Так что ничем не уступают западные и российские боевые традиции тем, что сложились на Востоке. То же самое можно сказать и о спортивных единоборствах.
Спорт и не только. Русский рукопашный бой и восточные системы.
Спортсмены, специализирующиеся в различных направлениях русского рукопашного боя, динамовского рукопашного боя, самбо и боевого самбо, армейского рукопашного боя (хотя эта последняя спортивная дисциплина строилась на базе карате, я отношу ее к новым отечественным разработкам в области спортивных единоборств) с успехом выступают на соревнованиях по любым направлениям китайских, японских или корейских видов единоборств. Равно как и те спортсмены, которые занимаются восточными единоборствами, могут выступать и выступают на соревнованиях по нашим отечественным направлениям спортивного рукопашного боя. При этом специалисты по восточным единоборствам ничем не превосходят спортсменов-рукопашников наших отечественных школ. Конечно, непривычные правила поединков создают трудности и для тех, и для других, но объективно наши ребята не уступают “восточникам” по подготовке, а по ряду позиций превосходят их. По зрелищности, широте технического арсенала и продуманности правил соревнований отечественные спортивные единоборства ничем не уступают ни одному из направлений восточных единоборств. Более того, многие отечественные направления гораздо более зрелищны, чем их восточные аналоги. Например, созданный на Кафедре теории и методики прикладных и экстремальных видов спорта РГУФК РБ-1, один из спортивных вариантов русского рукопашного боя. Другое дело, что о соревнованиях по восточным единоборствам кричат все средства массовой информации, а о соревнованиях и других мероприятиях по отечественным единоборствам не знает никто, кроме организаторов и участников.
То же самое можно сказать и о прикладной значимости отечественных и восточных спортивных единоборств. Я уже неоднократно писал, что при всей недостаточности спортивного арсенала и тактики для реального боя, в целом и одни, и другие готовят человека к самозащите. Причем, абсолютно уверен, что наши отечественные спортивные единоборства с прикладной точки зрения значительно превосходят восточные. Абсолютное большинство восточных систем базируются на каноническом арсенале, а наши отечественные канонами не ограничены и заимствуют все эффективное и в технике, и в методике*. Кроме того, в наших системах нет формальных упражнений типа ката, которые требуют массу времени на разучивание, но ничего не дают для реального боя, более того, сплошь и рядом только мешают.**
В нашей стране накоплен огромный опыт спортивной работы, базирующийся на глубокой научной базе, имеется мощная спортивная медицина. У нас существуют государственные высшие спортивные учебные заведения, готовящие квалифицированных тренеров. У нас еще в 50-е годы прошлого века разработаны научно обоснованные нормативы нагрузок для работы с детьми, подростками, взрослыми разного пола, определены возраста, с которых можно заниматься теми или иными видами спорта. Нужно только пользоваться этим богатством.
Наши проблемы и наши задачи.
Я не призываю к ксенофобии. Я с большим уважением отношусь к истории и культуре других народов, в том числе и к их находкам в области рукопашного боя и спортивных единоборств. Я приветствую знакомство со всеми областями культуры других народов, в том числе и в интересующей нас области. И уж ни в коем случае не призываю к каким-либо административным ограничениям восточных единоборств (вот со стороны приверженцев Востока подобные призывы в отношении российских национальных систем звучат!). Боле того, я первым выступлю против таких попыток, если они буду иметь место. Но уверен, что необходимо изменить сложившиеся стереотипы. И тогда восточные единоборства займут в нашей культуре нормальное, естественное положение одного из направлений в спортивной деятельности. Как пришедший из Англии бокс, родившаяся во Франции греко-римская борьба и возникшая в США вольная борьба.
Знакомство с древней и развитой культурой народов Дальнего Востока, очень отличающейся от нашей собственной, развивает наш кругозор, нашу собственную культуру, стимулирует поиск, позволяет по-новому взглянуть на многие привычные для нас вещи. В том числе и в области боевых искусств. Необходимо только соблюдать меру, не утрачивать чувства собственного достоинства, не воспринимать всего на веру, пропускать информацию через фильтр здравого смысла. И не забывать, что все эти интеллектуальные ценности созданы людьми других эпох, других обществ, другого менталитета, другой веры, наконец.
Но что, безусловно, должно представлять для нас особый интерес, так это современный опыт Японии, Китая и Кореи в использования национальных боевых традиций во внутренней и внешней политике. Во внутренней политике - для воспитания национального самосознания, выработки чувства национальной гордости, воспитания патриотизма. Во внешней сфере – для стимуляции интереса к своей культуре у мирового сообщества, создания благоприятного психологического климата для продвижения своих политических и экономических интересов. Да и просто для экономической выгоды своих граждан.
В последние годы школы русских боевых искусств ведут большую работу по пропаганде национальной истории, возрождению забытых или полузабытых народных традиций. Немало делается в области воспитания подрастающего поколения.
Конечно, не без издержек и ошибок. Частенько историю России фальсифицируют и впаривают потребителю нечто, не имеющее никакого отношения к реальности. Здесь ряд наших “ревнителей старины” по разгулу фантазии превосходят даже пропагандистов всестороннего превосходства народов Востока. Я уверен, что такие “завихрения” – вещь далеко не безобидная. С искажения истории начинается широкомасштабное манипулирование общественным сознанием. В мировой истории этому имеется множество подтверждений. Германский фашизм начинался с фальсификации истории немецкого народа, с создания мифа об “избранности” немцев. На иной лад, но не менее интенсивно перекраивали отдельные периоды истории народов нашей страны большевики. Мы сами являемся свидетелями, как перекраивают историю II Мировой войны правящие силы ряда соседних с нами государств. Да и не только этот общеизвестный период истории, но и вообще всю историю отношений своих народов со славянами, русскими, Россией и СССР (даю этот перечень только в исторической перспективе, не надо искать здесь какую-либо политику).
Если несколько отойти от темы, то исторически каждый народ, каждое государство преследовали и преследуют свои собственные цели, и это совершенно правильно. Так что, если смотреть с точки зрения “исторической справедливости”, то все перед всеми виноваты, и, одновременно, все друг другу многим обязаны. И пытаться строить современные отношения между народами и государствами на этих старых обидах, да еще однобоко понятых, - глупость, ведущая к взаимному отторжению, развалу государства и хаосу. Что из этого получается, мы видим в последние 15 лет нашей, да и не только нашей, истории.
Другой серьезной проблемой РРБ я бы назвал недостаточную квалификацию значительной части тренеров, которые, по сути дела, являются самоучками. Самоучка, особенно если он занимается самообразованием, случается, находит интересные тренировочные ходы, но отсутствие специальной образовательной базы часто отрицательно сказывается на работе, особенно с детьми и подростками. Самообразованием же занимается абсолютное меньшинство тренерского корпуса (это, кстати, болезнь не только РРБ, но и восточных единоборств). Многие тренеры, особенно на периферии, допускают грубые методические ошибки в работе с детьми и подростками, в частности не учитывают готовности организма ребенка к специфическим физическим нагрузкам, в первую очередь к ударам в голову.
Еще одна серьезная методическая ошибка, свойственная, кстати, не только тренерам отечественных рукопашных систем, но и большинству их западных и восточных коллег - отсутствие понимания различий между физкультурными, фольклорно-воспитательными, спортивными и чисто прикладными направлениями рукопашного боя***.
Наша кафедра и наша федерация ведут большую работу, чтобы преодолеть эти болезни роста.
Имеется еще одна область, где имеются неиспользованные резервы. Наша деятельность в достаточной мере однобока. Контингент молодежи, который охватывают школы русских боевых искусств, - допризывники, благополучная молодежь среднего класса, причем, в основном, нижней его части, трудные подростки. Это – важнейшие участки работы и работу здесь необходимо усиливать. Но влияние отечественных боевых школ практически не охватывает молодежь, учащуюся в элитных школах и ВУЗах.
Сужу по Москве. Имеются продвинутые средние школы, руководство которых с гордостью заявляет, что их ученики изучают ушу и китайскую культуру, либо поддерживают тесные связи с японским либо корейским посольством. Далее выпускники подобных школ в первую очередь поступают в институты. В высших учебных заведениях эта тенденция развивается дальше. Во всех московских высших учебных заведениях действуют тренировочные группы по восточным единоборствам. Чем престижней ВУЗ, тем более экзотичные направления восточных единоборств там культивируются. А ведь не секрет, что из выпускников этих ВУЗов, в первую очередь, рекрутируются и будут рекрутироваться работники центрального аппарата власти, элита культуры и науки. Результат на лицо. Нередко высшие государственные чиновники, деятели культуры и бизнеса, причем, не имеющие прямого отношения к региону Востока, с гордостью отмечают, что занимаются восточными боевыми искусствами, имеют по ним высокие даны, интересуются восточной философией, историей стран этого региона.
При этом я не знаю ни одной элитной московской школы, ни одного элитного московского ВУЗа, где культивировалось бы русское боевое искусство. Что-то не припоминается мне ни один представитель российской управленческой, политической, деловой или творческой элиты, который с гордостью заявил бы, что с детства интересуется российскими боевыми искусствами и достиг в них заметных успехов.
Кстати, в тех странах, с которых берут пример наши любители восточной культуры, особенно престижно заниматься именно национальными, отечественными видами боевых искусств. Не поймут, например, в Японии публичного деятеля, который во всеуслышанье заявит, что предпочитает китайские или корейские боевые искусства японским. Очень ревниво относятся к некорейским рукопашным системам в Корее. А в Китае некитайские системы рукопашного боя вообще находятся в полном загоне. У нас же на любом русско-китайском, русско-японском и русско-корейском массовом мероприятии демонстрируется как мы владеем китайскими, японскими и корейскими боевыми искусствами, но никому не приходит в голову, что неплохо показать и наши находки в этой области.
Пожалуй, единственное исключение из этого невеселого правила – Фестиваль русско-китайской дружбы, проведенный прошлым летом КТМПВС РГУФК и МФРРБ. Да и то, на почти десяток групп, демонстрировавших, как они хорошо владеют различными направлениями ушу, пришлась только одна моя группа, показавшая русский прикладной рукопашный бой.
Еще одна сфера, где, как я считаю, наша активность абсолютно недостаточна – международный рынок. В мире сейчас заметно некоторое утомление восточной экзотикой. И уж менее всего мирового потребителя интересуют наши специалисты по восточным единоборствам; исключением являются только результативные действующие спортсмены. У западного потребителя налицо рост интереса к традиционной и новой боевой культуре неазиатских регионов. Здесь у нас, наряду с восточными школами, имеются два новых сильных конкурента – израильская крав-мага и бразильская капоэйра. Если крав-мага объективно ничем не превосходит наши отечественные системы (а если честно – существенно уступает им), то у капоэйры имеется мощный козырь. Это очень красивое, атлетическое и акробатическое зрелище. Для публики, в большинстве своем падкой на внешние эффекты, это очень привлекательный момент. И главное: международная экспансия этих систем строится очень грамотно и подкрепляется мощным материальным ресурсом. Наши же попытки выйти на мировую арену, да и внутри страны, до сих пор носят любительский характер и базируются на голом энтузиазме.
Мы подходим к боевым искусствам как к спорту либо как к прикладной подготовке. Восточное же общество, продвигая на западный рынок свои боевые искусства, изначально относилось к ним, во-первых, как к товару, а во-вторых, как к долгосрочной идеологическо-маркетинговой операции. По этому же пути идет и Бразилия с капоэйрой, и Израиль с крав-магой. Мы должны понять, что, продвигая на международном рынке российские боевые искусства, мы имеем дело с товаром, причем товаром, не повторяющим восточные направления, но присущим только нашей стране, нашей культуре и потому исключительно оригинальным, уникальным. Товаром, имеющим конкретную потребительскую нишу. И при этом наш товар должен быть в высшей степени качественным. То, что мы предлагаем на внешнем рынке должно не просто быть способным конкурировать с боевыми искусствами других регионов, но реально превосходить их.
Напомню основной принцип торговли. Если Ваш товар только не уступает конкурентам, Вы рынка не завоюете. Необходимо, чтобы товар хоть в чем-то превосходил конкурента. И тогда, грамотно обыграв это превосходство в рекламе, Вы отвоюете свой сектор рынка.
В своей международной деятельности мы должны вызывать интерес не только к отдельным направлениям российских боевых искусств, но и к нашему традиционному и новому боевому искусству в целом. Только заинтересовав международную общественность феноменом российского боевого искусства, мы создадим благоприятный климат для продвижения его отдельных направлений, отдельных рукопашных систем. Поэтому каждый специалист, прорвавшийся на международный уровень, не должен ограничиваться пропагандой своей системы, но пропагандировать российское боевое искусство в целом. Рекламируя своих конкурентов из отечественных систем, мы создаем благоприятную почву для распространения собственной системы.
Хотелось бы закончить фразой, которую приписывают Виктору Гюго: “Нет ничего сильнее идеи, время которой настало”. Уверен, что сейчас настало время российского боевого искусства, причем не только внутри страны, но и на международной арене. Главное этот момент не упустить.

*Кстати, те единичные восточные системы (например, кудо, саньшоу), которые отходят от канонического арсенала и активно заимствуют технику с Запада и из России, превосходят по эффективности традиционные стили. Недавно я с удивлением узнал от Заведующего кафедрой спортивных единоборств и специальной подготовки Белорусского государственного университета физкультуры В.А.Бартоша, что, оказывается, сейчас в Китае работает несколько тренеров из Европы, в том числе боксеры и борцы-вольники, а так же спортивные врачи - готовят китайцев к соревнованиям по ушу-саньда. Но официально, естественно, тренируют бойцов китайские тренеры. Кстати, китайцы так же как и западные спортсмены, засыпаются на допинге - ничего таинственного в их медикаментозном обеспечении нет, просто они используют допинг более аккуратно, чем мы. Все, что я говорил о спорте, можно с полным основанием отнести и к чисто прикладному направлению рукопашного боя. Когда инструкторы китайской полиции приезжали для обмена опытом во Всероссийский институт повышения квалификации МВД, то не смогли показать ничего, что произвело бы впечатление на наших инструкторов. Работали китайцы чисто, но все, что они показывали, было далеко от практики. Сами же они обалдели от того, что демонстрировали наши преподаватели.
**Знаю, что многие обольют меня за это утверждение презрением и обвинят в непонимании сути рукопашного боя, но повторяю: ни ката, ни тао практической роли в подготовке рукопашника не играют. Исключение составляют только те виды спортивного рукопашного боя, в которых исполнение формальных упражнений входит в программу состязаний. Ката и подобные им упражнения изначально были одним из элементов тренировки, причем далеко не самым важным. Они так же сыграли положительную роль в сохранении многих восточных систем рукопашного боя. Но в настоящее время они превратились в очень эффективный инструмент для заработка тренеров.
***Это предварительная систематизация, термины недостаточно выверены, за что прошу прощения у читателей.

Оригинал.
http://www.radogora.ru/pages/top/infoteka/chitayi/?__item_id=1432&func=info